Гатчина и Гатчинский район

Наша Гатчина и Гатчинский район

Астахов видел детей, а дети — Астахова
Павел Астахов проинспектировал Ленинградскую область

Поделиться:
Уполномоченный по правам ребенка при президенте России Павел Астахов проинспектировал Ленинградскую область. Однако запланированный визит неожиданно был омрачен "неуместными" претензиями приемных родителей и статистикой, которая не понравилась уже самому Астахову.

Павел Астахов неожиданно приехал в городок приемных родителей "Надежда", что под Гатчиной, на полчаса раньше запланированного времени. Впрочем, корреспондент "Росбалта" и несколько коллег из печатных СМИ умудрились приехать еще раньше Павла Алексеевича, чем вызвали волнение в рядах специалистов областного правительства. Почему-то вполне логичное и ожидаемое прибытие журналистов на не менее ожидаемый "паркетный" визит детского уполномоченного едва не выбил из колеи ответственную за принятие Астахова чиновницу из областного комитета по образованию. Главный специалист комобра суетилась так, как будто ожидала не уполномоченного при президенте, а как минимум самого президента. Да не одного, нашего, а еще и американского.

Впрочем, волнение ее оказалось понятным и объяснимым. "Это моя работа", — строго сказала Зинаида Синицына.

Однако Астахов и тут подвел: вместо запланированной официальной встречи он пожелал лично посмотреть, как живут дети. Совершенно случайно готовой к визиту как раз оказалась одна из образцово-показательных семей "Надежды" — семья Марии и Вячеслава Федоровых, воспитывающие четверых родных и четверых приемных детей, успевшие не только переодеть, причесать и подготовить детей, но и напечь пирогов и вскипятить чайник.

Но Павел Алексеевич чай пить не стал, пошутил с детьми и поговорил пару минут с родителями, после чего отбыл на официальную встречу.

"А чай-то пить он вернется?" — недоумевал отец семейства Вячеслав.

Глава большой семьи честно поведал, что он бы вряд ли затеял эту приятно-тревожную суматоху с приемной семьей, если бы не жена. Но признался, что пока доволен. Сам работает слесарем в крупной энергетической компании, жилье — действительно прекрасный коттедж в деревне Войсковицы под Гатчиной — отдан семье до того момента, пока не перешагнет 18-летний порог младший из приемных детей. В семье две машины — потертые "Жигули". Но дом, по сравнению с 2-комнатной "хрущовкой" в Гатчине, радует глаз и кошелек. Федоровы подумывают, как было бы здорово оставить дом навсегда своей многодетной семье. Но для этого, согласно законодательству, надо брать и брать несчастных сирот — столько, сколько сможешь.

И именно этот вопрос стал одним из ключевых на встрече Павла Астахова с приемными родителями в той же "Надежде".

Приемные родители, неожиданно прервав благостный настрой встречи, начали говорить о своих реальных проблемах. О том, что приемных родителей необходимо уравнять в статусе с многодетными со всеми вытекающими отсюда льготами. Просили у правительства дополнительный отпуск, необходимый для улучшения адаптации приемного ребенка в семье по аналогии с декретным — ведь не секрет, как трудно маленькому человеку привыкать к кардинальной смене жизненной ситуации. Просили о возвращении льгот детям-сиротам при поступлении в вузы. Настаивали на том, чтобы приемным семьям позволяли выкупать или оставлять у себя те же чудесные коттеджи даже по достижению ребенком возраста 18 лет, в которых пока живут буквально на "птичьих правах". Требовали пересмотреть иезуитскую отчетность за каждый бюджетный рубль — кстати, буквально рубль, поскольку областное правительство выделяет приемной семье лишь 5-7 тыс. на каждого приемного ребенка в месяц.

"Мы вынуждены ежегодно отчитываться за эти деньги, но никто не считает, сколько может быть потрачено на обычные ежедневные нужды ребенка. Суммы получаются гораздо большие, чем эти 5-7 тыс., но мы должны расписывать каждую тетрадку и каждые штаны, на которые потрачены эти деньги", — жаловались родители.

Павел Астахов заметил, что вообще-то деньги считать не вредно, но правильно считать тоже надо учиться.

Однако самым "неудобным" оказался приемный папа (и, кстати, коллега Астахова — юрист) Алексей Зайцев. Он попросил детского уполномоченного рассмотреть "наверху" вопрос о выплатах приемным семьям.

"Государство тратит на одного ребенка в детском доме около 30-40 тыс. рублей. Нам на наших приемных выделяется 5-7 тыс. рублей. Мы, забирая этих детей из сиротских учреждений, помогаем детям и помогаем государству. Так почему помощь со стороны государства так мала?" — задал обоснованный вопрос Алексей.

Павел Астахов на это заметил, что тут необходимо искать баланс между государственными и личными интересами, подчеркнув, что если каждому ребенку выделять по 30-40 тыс. рублей, то тут никакого бюджета не хватит.

"Детдом — это не только ребенок, но и обслуживающий персонал, и вся инфраструктура, которую необходимо оплачивать. Есть регионы, где на приемного ребенка выделяется и по 20 тыс. ежемесячно (например, в Калмыкии). Но там сирот меньше. Приходится мыслить по-государственному", — заявил Астахов.

В конце получасовой встречи некоторые явно раздосадованные родители поспешили выйти. Алексей Зайцев и еще пара приемных мам уходили, ворча на "показуху" и невозможность решения реальных проблем семей, которые действительно выполняют важнейшую государственную и социальную функцию — возвращают детей в семью. "Нам нужна реальная, а не показушная помощь. Если государство хочет решать проблемы, то их надо решать, действенно, реально, а не заниматься показухой", — ворчали родители.

"То есть, вы считаете, что подобные визиты Астахова и все эти представления — показуха?" — изумились репортеры. "Конечно, показуха! Почти ничего ведь, на самом деле, не решается!" — ответили приемные родители.

Пока корреспонденты диктовали свои новости в родные редакции, Павлу Алекссевичу уже доложили о недовольстве некоторых приемных родителей "Надежды", озвученные для СМИ. И Павел Алексеевич, как показалось, был несколько обижен. Он попросил предъявить ему корреспондента "Росбалта", написавшего о недовольстве некоторых родителей, а затем сказал, что такие вот заголовки статей про показуху в контексте в визитом детского правозащитника порочат труд многих людей, которые делали тот же городок "Надежда" и вообще всячески решали проблемы детей-сирот.

Корреспондент предъявился, возникла небольшая и довольно корректная словесная потасовка, к которой подключились чиновники областного правительства.

Они оперировали цифрами: еще в 2011 году в Ленобласти насчитывалось 8524 детей-сирот, в 2012-м — 8517. В итоге в семьи, так или иначе, ушли в 2011 году 4 тыс. 524 малыша, в 2012-м — 4 тыс. 398. Количество сиротских учреждений сократилось почти вдвое… Проблемы есть, но они решаются. Те, которые не решаются, — все равно будут решены.

Однако то ли торопившиеся, то ли все-таки обидевшиеся чиновники решили теперь не пускать "отвязных" пишущих журналистов  с собой никуда — а вдруг, еще кто-нибудь что-то скажет? В итоге запланированные визиты в реабилитационный центр для детей-инвалидов в Тосно и во Всеволожский специализированный дом ребенка оказались закрыты для несервильных СМИ. Пока "некорректные" журналисты топтались у входа, чиновники собирали аргументы и факты, которые затем предъявили на итоговом заседании областного правительства.

По замечанию Павла Астахова, чьи сотрудники на протяжении двух недель инспектировали Ленинградскую область, в целом ситуация относительно благополучна. Сиротские проблемы — опять же если верит официальным цифрам — вроде бы решаются. Однако огорчила детского уполномоченного другая статистика.

Так, он заявил, что в Ленобласти растут показатели детской смертности, причем солидно — на 8,4%. Снижается общее количество браков, но при этом стремительно растет количество несовершеннолетних беременных. Так, за последние три года в области зарегистрированы 450 беременных девочек, причем родили из них только двое.

Растет количество повторных абортов, в том числе среди несовершеннолетних. В 2012 году стало больше "отказных" детей — 95 против 87 в 2011 году.

Увеличился детский травматизм, непонятным образом возросло количество детских суицидов, в том числе, к счастью, незавершенных.

Особое внимание Астахов обратил на резко участившиеся случае расходования чиновниками денежных средств детей-сирот. По словам уполномоченного, чиновники в Сясьстройской специализированной школе-интернате, Бадогощском детдом и еще ряде детских учреждений умудрялись списывать детские деньги со счетов сирот на, якобы, игрушки, поездки, памперсы и даже лекарства. Сейчас этими делами будет заниматься прокуратура.

Но в целом, как заметил Павел Алексеевич на итоговом пресс-подходе, все относительно неплохо. Просто проблемы за один день не решаются. В том числе с теми детьми, которым теперь — "благодаря" закону Димы Яковлева — навсегда закрыта дорога, например, в Америку. При этом Астахов почему-то постоянно рассказывал, как он сам долго жил и учился в США, где жили и учились его дети.

Омбудсмен попросил не называть его "монстром" и заявил, что переживает за детей ничуть не меньше, чем журналисты из демократической прессы. "Но давайте смотреть правде в глаза", — призвали чиновники.

Что ж, давайте
Наша Гатчина
и Гатчинский район
Создание сайта: Гатчинский район