Гатчина и Гатчинский район

Наша Гатчина и Гатчинский район

Нестеров Петр Николаевич

Нестеров Петр Николаевич
www.peoples.ru/military/aviation/nesterov/

Петр Николаевич Нестеров родился 15 (27) февраля 1887 г. в семье офицера-воспитателя Нижегородского кадетского корпуса. Материальное положение Нестеровых было весьма скромным. Вскоре и этому благополучию пришел конец - умер отец. Потеряв кормильца, вдова Маргарита Викторовна была вынуждена с четырьмя детьми оставить казенную квартиру при кадетском корпусе и перебраться во Вдовий дом (ныне здание общежития политехнического университета, пр. Гагарина, д.2). Вскоре семья переехала на частную квартиру.

 

26 августа 1897 г. Петра Нестерова приняли в Нижегородский кадетский корпус. Он был смелым и отзывчивым товарищем, с тонкой лирической душой, обостренным чувством прекрасного, неплохо рисовал, пел, играл на мандолине.

Петр много читал. Его интересы были разнообразными. С увлечением проглатывал он книги, повествующие о дерзновенных путешествиях и мореплаваниях, о фантастических приключениях и легендарных полководцах прошлого, много внимания уделял точным наукам. Учение давалось легко. В выписке из аттестационного журнала за 1903 -1904 год говорилось: "Кадет 7 класса Нестеров... обладает острым умом, любит математику, физику, черчение. Чрезвычайно настойчив в принятых решениях, проявляет динамический характер... Кадет Петр Нестеров - идеальный тип будущего офицера с ярко выраженными моральными качествами и храбростью, могущего увлечь за собой своих подчиненных в бою."

На старших курсах П.Нестеров познакомился с миловидной и веселой Надеждой Галецкой, ставшей потом верным спутником его непродолжительной жизни. Петр Николаевич был прекрасным семьянином, как об этом свидетельствует переписка супругов. Он нежно любил детей и жену, с которой делил все свои печали и радости.

В 1904 г. Петр Нестеров закончил Кадетский корпус по 1-му разряду. Его в числе других шести выпускников направили для продолжения учебы в Михайловское артиллерийское училище. Здесь он прошел хорошую теоретическую и практическую подготовку, Много размышляя о будущей службе, он серьезно изучал опыт применеия артиллерии в период русско-японской войны 1904-1905 гг. В трудах и заботах два года пролетели незаметно, и после блестяще сданных экзаменов подпоручик Нестеров назначается в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. От многих офицеров он выгодно отличался не только познаниями, но и своим отношением к подчиненным. Вскоре артиллерийский расчет вышел в учебных стрельбах на первое место.

Случай повернул судьбу Петра Николаевича. Его внимание привлек аэростат, находившийся во Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте. Познакомившись с офицерами роты, Нестеров высказал мысль о применении аэростата в качестве наблюдательного пункта для корректирования артиллерийской стрельбы. Он добился временного прикомандирования к наблюдательной станции воздуховлавательного парка и качестве артиллериста - наблюдателя неоднократно поднимался на аэростате. Однако воздухоплавательную роту расформировали, и Нестеров был отозван в бригаду.

В 1910 году не обладавший крепким здоровьем Петр Николаевич заболел и был переведен в Кавказскую резервную артиллерийскую бригаду "по климатическим условиям сроком на один год". Во Владикавказе (г. Орджоникидзе) Нестеров познакомился с Артемием Кацаном, пилотом-авиатором, построившим планер своей собственной конструкции. "Мое увлечение авиацией началось с 1910 года...-вспоминал потом П.Н.Нестеров. -Я поставил себе задачу построить такой аппарат, движения которого меньше всего зависели бы от окружающих условий и почти всецело подчинялись бы воле пилота. Мне казалось, что только соблюдение этих условий и только такой аппарат могут дать возможность человеку свободно парить. Только тогда...авиация из забавы и спорта превратится в прочное и полезное приобретение человечества". В то время русские летчики летали в основном на французских машинах. Патриотическое чувство Нестерова оскорбляла мысль о том, что царское военное ведомство поставило в зависимость от иностранных фирм самолетостроение. Однако проект Нестерова был отклонен главным инженерным управлением. Это не охладило пыл настойчивого поручика. Его решение стать летчиком и конструктором только окрепло.

В июле-августе 1911 г., находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Петр Николаевич познакомился с учеником профессора Н.Е. Жуковского - Петром Петровичем Соколовым и вскоре стал членом Нижегородского общества воздухоплавания. В сарае Соколовых на Провиантской улице друзья построили планер. Мать Петра Николаевича поддержала увлечение сына и помогла сшить обшивку к планеру.

Для испытаний выбрали поле за Петропавловским кладбищем (в районе нынешних улиц Белинского и Невзоровых). Запустили планер с помощью лошади. В телеге сидел Соколов, держа веревку, привязанную к планеру. Лошадь разбежалась, и аппарат, набирая скорость, вместе с испытателем поднялся в воздух на 2-3 метра. "Нижегородский листок" 3 августа 1911 г. отмечал, что "проба оказалась весьма удачной".

Этот полет считается началом летной деятельности П.Н.Нестерова. Впоследствии сам летчик отмечал: "Очень приятно вспомнить мои опыты с планером и вообще начало моей авиационной практики в Н[ижегородском} О[бществе] воздухоплавания". Таким образом, П.Н. Нестеров как летчик состоялся на своей родине. Здесь же он при помощи П.Н.Соколова и Нижегородского общества воздухоплавания разработал проект своего второго самолета. 7 октября 1911 г. П.Н. Нестеров поступает в Петербургскую офицерскую воздухоплавательную школу. Одновременно он был прикомандирован к авиационному отделу той же школы. За одиннадцать месяцев, полагающихся на обучение, Нестеров сумел достичь многого. Человек ищущий, патриот, искренне болеющий за успехи отечественной авиации, он не был удовлетворен современными методами пилотирования. Нестеровскую идею поворота аэроплана с креном, не говоря уже о его высказываниях, что самолет может сделать в воздухе "мертвую петлю", не только конструкторы, но и товарищи считали сумасбродством. Эту инертность и косность можно было победить только на практике.

Еще в период обучения, 18 августа 1912 года, Нестеров предпринял тринадцатичасовой учебный полет на аэростате, пролетев 750 верст. Полет проходил на высоте 3400 метров. Это было серьезным достижением отечественного воздухоплавания.

Свой первый самостоятельный вылет на самолете Нестеров осуществил 12 сентября того же 1912 года. Спустя 16 дней он успешно выдержал экзамен на пилота-авиатора, а еще через неделю - на звание военного летчика.

В составе авиационного отряда П.Н. Нестеров был переведен из Петербурга в Варшаву, где в ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых "ньюпорах" и зарекомендовал себя как летчик-экспериментатор. Так, во время одного из полетов он набрал высоту 1600 метров (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами, восьмерками спланировал над Варшавой, чем "привел товарищей в трепет".

Старые каноны пилотирования нарушались им неоднократно. Нестеровская система планирования с выключенным мотором и исключительное самообладание помогли ему 25 января 1913 г. избежать гибели, когда во время очередного полета загорелся бензин в карбюраторе и мотор остановился. Это нагляднее всего доказало летчикам и начальству превосходство нового метода управления самолетом. Его первые в мире изыскания в технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости, исследования в осуществлении виражей заставили приглушить сомнения скептиков. Пришло и первое признание. В характеристике от января 1913 г. говорилось: "Петр Нестеров: летчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный. Нравственные качества очень хорошие..."

В мае 1913 г. П.Н.Нестеров был назначен в авиационный отряд, формировавшийся в Киеве, с прикомандированием к 7-й воздухоплавательной роте. Начались дни и дела военного летчика, которые принесли ему мировую славу. В июне его перевели в 11-й корпусный отряд 3-й авиационной роты. Здесь он временно исполнял обязанности начальника, добивался того, чтобы пилоты в совершенстве знали материальную часть самолета. Летчики занимались по составленной П.Н.Нестеровым программе.

Талант летчика и военного специалиста П.Н. Нестерова особенно проявился во время первых в России совместных учений авиации и артиллерии. Было сделано много открытий, которые с успехом использовались потом советскими авиаторами.

В то время мир будоражили рекорды длительных перелетов. У летчика созрела мысль совершить такой перелет в составе отряда без всякой подготовки в условиях, максимально приближенных к боевым. Перелет был осуществлен 10-11 августа 1913 года в составе трех самолетов по маршруту Киев -Остер- Козелец- Нежин- Киев. Он был расценен как новое слово в военной практике. В нестеровском эксперименте участвовал еще один нижегородец - выпускник Кадетского корпуса В.М. Ткачев. Дальние перелеты были осуществлены Нестеровым впоследствии еще два раза, один из них был рекордным - за один день от Киева до Гатчины.

Летчик не мог останавливаться на достигнутом, его пытливый ум усиленно работал. Петр Николаевич тренировался в совершенствовании пилотирования, в отработке крутых виражей, готовясь осуществить "мертвую петлю". Одолевали сомнения в надежности конструкции самолета, а главное - будет ли его эксперимент нагляден и понят товарищами по оружию. И вот пришла решимость. 27 августа 1913 г. нестеровский "ньюпор" вновь взмыл в небо. Набрав высоту 800-1000 метров, летчик, как явствует из рапорта начальства, выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров мотор был включен, и самолет, послушный уверенным рукам пилота, устремился вертикально вверх, потом на спину, описал петлю и пошел в пике. Мотор снова выключился, самолет выпрямился и плавной, красивой спиралью благополучно приземлился.

Подвиг П.Н.Нестерова всколыхнул весь мир. Многие посылали восторженные телеграммы. Из Нижнего Новгорода начальник кадетского корпуса телеграфировал: "Корпус восторженно приветствует своего славного питомца блестящим успехом на гордость русской авиации". Киевское общество воздухоплавания присудило Нестерову золотую медаль. Но военное начальство было категорически против "мертвой петли". Сам же пилот был уверен, что "фигурные полеты - это школа летчика". Несмотря на запрещения, Нестеров 31 марта 1914 г. повторил "мертвую петлю".

П.Н.Нестеров продолжал летать, участвовал в маневрах, был произведен в штабс-капитаны, назначен начальником авиационного отряда. Рекорды продолжались. В военных маневрах в сентябре 1913 года П.Н.Нестеров осуществил первую в мире атаку самолета противника. Он практиковал взлеты и посадки в темноте, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде "ласточкина хвоста", мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолетов. Но в июне 1914 г. началась война.

Отчетливо понимая империалистический характер войны, П.Н.Нестеров тем не менее как офицер должен был исполнить свой воинский долг перед Родиной. Кроме всего прочего, перед ним открывались возможности в боевых условиях проверить давно вынашиваемые идеи. Практика войны подтвердила правильность многих их них. Он и в боевых условиях продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, осуществлял бомбометание, да так эффективно, что австрийское командование обещало крупную денежную награду тому, кто собъет аэроплан Нестерова. Русский пилот отстаивал мысль о возможности и необходимости воздушного боя, который, ввиду отсутствия в то время на самолете пулемета, он усматривал в таране, причем неприятельская машина должна быть сбита ударом сверху. Вскоре Нестеров осуществил этот прием на практике. 26 августа 1914 года прославленный ас в последний раз смело поднял против неприятеля свой "моран". Маленький моноплан Нестерова выследил и настиг более мощный по величине и по скорости "альбатрос" врага. Свидетель тарана писал: "Нестеров зашел сзади, догнал врага и, как сокол бьет неуклюжую цаплю, так и он ударил противника". Громоздкий "альбатрос" продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал. Не спасся и П.Н.Нестеров.

Его похоронили в г.Киеве.

Решением от 16 июля 1949 года исполкома Гатчинского горсовета депутатов трудящихся Оранжерейная улица в Гатчине была переименована в улицу имени летчика Нестерова. Тем же решением на доме № 16 по улице Чкалова, где жил П.Н. Нестеров, установлена мемориальная доска с надписью: "В этом доме в 1912 году жил выдающийся русский летчик Петр Николаевич Нестеров, основоположник высшего пилотажа и творец первого в истории авиации воздушного тарана".

Просмотров: 2751
Смотрите также:
Наша Гатчина
и Гатчинский район
Создание сайта: Гатчинский район